?

Log in

Sat, Sep. 10th, 2016, 11:53 pm
На решение по данному делу сослался другой трибунал США при рассмотрении в 1988 г. иска американских держателей королевских займов к правите

Работа по кодификации правовых норм о юрисдикционных иммунитетах стран и их принадлежности издавна ведется в Комиссии интернационального права ООН. Комиссия подготовила Проект статей о юрисдикционных иммунитетах стран и их принадлежности (основанный на доктрине многофункционального иммунитета), который в 1994 г. был одобрен в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. На базе Проекта статей Комиссия в 1999 г. подготовила проект Конвенции «Юрисдикционные иммунитеты стран и их собственности».


Правительство — основной, универсальный субъект интернационального общественного права. Но правоотношения с ролью страны могут иметь и частноправовой нрав. Правительство как единственный суверенный субъект права обладает интернациональной общественной и частноправовой правосубъектностью. Более обычными для страны являются дела публично-правового нрава, все же оно вправе вступать в имущественные и неимущественные штатские правоотношения, владеющие, естественно, особенной специфичностью, так как правительство обладает качеством особенного субъекта права. Это качество обосновано тем, что правительство не является юридическим лицом, так как суверенно и само определяет собственный правовой статус.


Сделки, совершаемые государством, имеют особенный правовой режим. Особенности правового регулирования частноправовой деятельности страны предопределены его суверенитетом. Вступая в гражданско-правовые дела, правительство не теряет свои свойства как суверена. Суверенитет подразумевает наличие у страны целого комплекса иммунитетов. Сначала XIX в. в доктрине права была разработана теория абсолютного иммунитета страны. К концу XIX в. иммунитет страны рассматривался как общепризнанная норма интернационального права.


Все эти теории ориентированы на ограничение иммунитета зарубежного страны. Их сущность сводится к тому, что, если правительство от собственного имени совершает торговые сделки, оно автоматом в отношении таких сделок и связанного с ними имущества отрешается от иммунитета и ставит себя в положение личного лица.


В 1998 г. Центром личного права был разработан новый проект Закона РФ «О юрисдикционном иммунитете зарубежного страны и его собственности». В 2000 г. в Центре торговой политики и права на базе обозначенного проекта подготовлен переработанный вариант проекта Федерального закона «Об иммунитете государства». Но по сей день этот проект не рассматривался в соответственных законодательных органах.


Иммунитет от принудительного выполнения судебного решения — без согласия страны по отношению к нему не могут быть использованы никакие принудительные меры по обеспечению иска либо выполнения решения.


Иммунитет от подготовительного обеспечения иска — без прямо выраженного согласия страны в отношении его имущества, находящегося за границей, не могут быть приняты никакие меры в качестве подготовительного обеспечения иска.


Конституционные суды многих европейских стран (Австрии, Бельгии, Греции, Италии, ФРГ, Швейцарии) в 60-х годах XX в. приняли решения об ограничении иммунитета страны, выступающего в качестве участника интернациональных штатских правоотношений. Эти решения основаны на доктрине многофункционального иммунитета: зарубежное правительство, выступающее в качестве коммерсанта, может быть привлечено к суду на общих основаниях, его имущество на тех же основаниях может быть объектом взыскания, а его сделки не изымаются из сферы деяния местного права даже без согласия соответственного зарубежного страны.


На практике доктрина абсолютного иммунитета может применяться только тогда, когда правительство практически не является субъектом штатских правоотношений и участвует в их в только редчайших случаях. Во 2-ой половине XX в. степень роли страны в штатских отношениях резко возросла, что послужило предпосылкой возникновения в доктрине теорий «служебного» иммунитета, «торгующего» страны, государства-коммерсанта и доктрины многофункционального (ограниченного) иммунитета.


Зарубежное правительство пользуется иммунитетом исключительно в случаях совершения суверенных действий (открытие дипломатичных и консульских представительств). Если же правительство совершает деяния коммерческого нрава (т.е. ведет торговую деятельность), оно иммунитетом не пользуется. Торговая деятельность определяется последующим образом: это договоры о поставке продуктов и предоставлении услуг, договоры займа и другие сделки денежного нрава, гарантии и поручительства.


При подготовке проекта закона были учтены законодательные акты Австралии, Англии, Канады, Пакистана, Сингапура, США, ЮАР, судебная практика Австрии, Греции, Италии, Швейцарии, ФРГ. В проекте установлено, что зарубежное правительство не пользуется в РФ судебным иммунитетом по спорам, возникающим при осуществлении этим государством предпринимательской деятельности. В качестве ограничительного аспекта определения таковой деятельности проект употребляет понятие «осуществление суверенных функций».


В почти всех западных странах существует достаточно пространное законодательство, регулирующее иммунитеты страны: Закон США об иммунитете зарубежных стран 1976 г. Акт Англии о муниципальном иммунитете 1978 г. Акт Сингапура об иммунитете зарубежного страны 1979 г. Акт ЮАР об иммунитете зарубежного страны 1981 г. Акт Канады, предоставляющий иммунитет государству в канадских судах, 1982 г. Акт Австралии об иммунитете зарубежного страны 1984 г. законы об иммунитете зарубежного страны Пакистана и Аргентины 1995 г. Все эти законы основаны на доктрине многофункционального иммунитета страны. Судебная практика перечисленных стран разделяет акты страны на общественные и личные, коммерческие и некоммерческие.


Доктрина акта страны (связана с иммунитетом принадлежности страны) — если правительство заявляет, что имущество принадлежит ему, то трибунал зарубежного страны не вправе подвергать это заявление сомнению. Никакие зарубежные компетентные органы не могут рассматривать вопрос о том, принадлежит ли вправду собственность государству, если оно заявляет, что собственность принадлежит ему.


В согласовании с этой теорией правительство как субъект гражданско-правовых отношений обладает последующими иммунитетами.


Иммунитет принадлежности страны — собственность зарубежного страны неприкосновенна, не может быть национализирована, конфискована, на нее нельзя направить взыскание. Имущество зарубежного суверена, даже находящееся в руках третьих лиц, не подлежит виндикации. Без согласия государства-собственника его имущество не может быть подвергнуто принудительному отчуждению, насильно удерживаться на местности зарубежного страны. Правительство места нахождения зарубежной принадлежности должно принимать все нужные меры защиты против расхищения этого имущества третьими лицами.


Правовой основой иммунитетов страны является его суверенитет. Теория абсолютного иммунитета страны конкретно связана с принципом суверенного равенства стран и с общим принципом права «равный над равным не имеет ни власти, ни юрисдикции». В 20-х годах XX в. суды многих западных стран выносили «руководящие решения», подтверждающие абсолютный иммунитет страны в частноправовых отношениях.


В связи с этим общеизвестным является заявление британского суда по делу «Лютер против Сегора» (1921 г.), связанному с национализацией личной принадлежности в Русской Рф: «Если г-н Красин привез продукты в Великобританию и от имени собственного правительства заявляет, что они принадлежат русскому правительству, то ни один британский трибунал не может инспектировать, соответствует ли такое заявление реальности. Схожее расследование противоречило бы интернациональной вежливости в отношениях меж независящими суверенными государствами».


Проект содержит список правоотношений, при вступлении в которые правительство лишается собственного права на иммунитет: споры относительно русской недвижимости; трудовые споры с ролью лиц, имеющих русское гражданство либо домицилий на местности РФ; споры о возмещении вреда здоровью, жизни и имуществу; споры в области умственной принадлежности и др. В проекте также обсуждены случаи, когда на имущество зарубежного страны может быть наложен арест либо обращено взыскание.


Действующее русское законодательство до сего времени основано на теории абсолютного иммунитета, что представляет собой полный анахронизм и является одним из более суровых препятствий притока зарубежных инвестиций в РФ. Пороки законодательства в определенной степени нивелируются положениями заключенных русским государством соглашений с личными зарубежными партнерами, в каких закрепляется очевидно выраженное, прямое согласие страны на ограничение его иммунитета.


Зарубежное правительство пользуется иммунитетом (ст. 15) в отношениях общественного нрава, но не вправе ссылаться на иммунитет в суде другого страны при вступлении в частноправовые дела с зарубежными лицами (Конвенция закрепляет широкий, детализированный список таких отношений). Правительство, против которого вынесено решение, должно его исполнить. Если правительство не делает решение, то в согласовании с Протоколом к Конвенции, сторона, в пользу которой вынесено решение, вправе обратиться в Европейский суд по вопросам иммунитета страны.


Понятие и виды муниципального иммунитета

Главные начала роли страны в интернациональных частноправовых отношениях, его выступления в качестве субъекта МЧП состоят в том, что дела имеют только гражданско-правовой нрав, а контрагентом страны может выступать только зарубежное личное лицо. В современном мире признается общий принцип — правительство, участвуя в частноправовых отношениях, выступает в их на равных началах со своими контрагентами. Это положение закреплено в ст. 124 и 1204 ГК РФ.


В процессе судебного разбирательства правительство КНР заявило, что теория многофункционального иммунитета не может быть неотклонимой для тех стран, которые ее не признают. Эта теория применима только к той группе государств, которые ее признали, и не применима в отношении Китая, который продолжает придерживаться принципа абсолютного иммунитета.


Понятие и виды иммунитетов государства.


Основной международно-правовой акт, регулирующий иммунитеты страны, — это Европейская (Брюссельская) конвенция о муниципальном иммунитете 1972 г. принятая Советом Европы. В Конвенции закреплена теория многофункционального иммунитета: преамбула этой Конвенции прямо показывает, что государства-участники учитывают проявляющуюся в международном праве тенденцию ограничения случаев, когда правительство может ссылаться на иммунитет в зарубежном суде.


Особо можно выделить находящееся в проекте положение о презюмируемом отказе зарубежного страны от иммунитета. Положения проекта стопроцентно основаны на доктрине многофункционального иммунитета; очень многие нормы рецепированы из Европейской конвенции 1972 г. (которая очень удачно действует в течение более 30 лет).


В законодательстве РФ отсутствует закон об иммунитетах страны, хотя проект такового закона был разработан еще сначала 90-х годов и шла насыщенная работа по его принятию. В надежде на скорое принятие данного закона ст. 127 ГК РФ закрепила норму, что особенности ответственности РФ и ее субъектов в штатских отношениях с ролью зарубежных лиц «определяются законом об иммунитете страны и его собственности». В конечном итоге вышло, что положения ст. 127 ГК РФ отсылают к несуществующему закону.


Судебный — неподсудность 1-го страны судам другого. Все сделки страны должны рассматриваться исключительно в его собственных судах. Без прямо выраженного согласия страны на судебное разбирательство в зарубежном суде его нельзя привлечь к судебной ответственности за границей.


Коллизионный иммунитет страны — к частноправовым отношениям страны должно применяться только его собственное право. Все сделки страны подчиняются его национальному праву.


При определении нрава деятельности зарубежного страны суды должны принимать во внимание конкретно природу сделки, а не ее цель. Зарубежному государству не предоставляется иммунитет от исполнительных действий в отношении принадлежности, которая употребляется в торговых целях.


Но данные нормы русского права имеют диспозитивный нрав и предугадывают возможность издания законов, устанавливающих приоритетные права страны в частноправовых отношениях. В российскей доктрине большая часть ученых отмечают, что сделки с государством подвержены завышенному риску.


Все принятые законы об иммунитетах не имеют оборотной силы. Это доказано судебной практикой США: в 1986 г. южноамериканские держатели облигаций, выпущенных правительством Китая в 1911 г. предъявили в южноамериканском суде иск к правительству КНР. Правительство КНР заявило, что оно не несет никаких обязанностей по наружным долгам бывшего китайского правительства, и настаивало на признании иммунитета. Трибунал сделал вывод, что выпуск облигаций следует квалифицировать как коммерческую деятельность, но иммунитет страны должен быть признан, так как Закон об иммунитетах зарубежных стран 1976 г. не имеет оборотной силы.


Международные двухсторонние договоры РФ о обоюдной защите и поощрении инвестиций (с США, Венгрией, Южной Кореей и др.) устанавливают обоюдный отказ субъектов контракта от муниципальных иммунитетов, наличие арбитражной обмолвки в пользу зарубежного коммерческого арбитража (в главном Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты). Эти же соглашения (как и проект Закона РФ «Об иммунитете государства») содержат нормы о способности выбора применимого права сторонами сделки (по существу — отказ страны от коллизионного иммунитета).